Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:



Ах, деревня-деревушка...

Ах, деревня-деревушка... Ах, деревня-деревушка... Ах, деревня-деревушка...

12 марта 2021 08:03

Количество просмотров: 359

В конце лета мне позвонила экскурсовод Музея камня Т.В. Кульбеда с просьбой уточнить даты образования Черемшанки, Известкового и Озерного.
В тот же день и с тем же вопросом обратились ко мне специалисты Манжерокской сельской администрации, потому что эти три населенных пункта когда-то входили в состав Манжерокского сельского Совета.
Захотелось поделиться с читателями «Сельчанки» тем, что знаю об этих селах, но, как всегда, на пути возникли другие проблемы и жизненные ситуации. К сожалению, я забыл автора этих строк, которые врезались мне в память:
Ах, деревня-деревушка,
Все дома наперечет.
Потихоньку, помаленьку
Жизнь в деревне той течет…
Мои детство и юность прошли в маленьких селениях, и поэтому я прекрасно помню и представляю жизнь в таких местах, где не было электричества, редко у кого имелся радиоприемник и патефон. В маленькой деревушке все жители, как одна семья, будто родня друг другу. Время неумолимо движется вперед, прогресс берет свое. Много населенных пунктов исчезли с лица земли в стране, республике и нашем районе. Посмотреть бы на Черемшанку, Известковое, Озерное глазами тех людей, что жили здесь 50 – 60 лет назад. Их, конечно, мало, но они еще есть и теперь не скажут, что села неперспективные.

Черемшанка
Тамара Иосифовна Сластенина, 1937 года рождения, девичья фамилия Чуйкина, в Манжероке живет с 1955 года. Она рассказала мне, что в 1944 году приехала с родителями и двумя старшими братьями из Ябогана на 113-й километр (так назывался дорожно-строительный участок ДРСУ, располагавшийся на указанном расстоянии от Бийска). На площадке, где сейчас перед Черемшанкой со стороны Манжерока стоит АЗС, раньше были два барака полуземляночного типа. Еще один находился напротив, за дорогой. В каждом из них жили до десяти семей. Там и поселились Чуйковы. Старший сын трудился с отцом на дороге еще в Ябогане, а позднее к ним присоединился и младший. Оба брата всю жизнь посвятили работе в ДРСУ. Тамара Иосифовна поведала мне, что под горкой, ниже бараков, построили домик и покрыли его дранью (подобие досок, полученных из бревен путем раскалывания). Сделали его на два входа – с одной стороны поселилась учительница Александра Сергеевна Сухоросова, с другой была начальная школа. Туда с восьми лет пошла учиться Тамара.
По ее воспоминаниям, трудились на дороге немало немцев и литовцев. Были среди них и многодетные семьи Шост, Гельвих, Урих, Молингор, Иванниковы. Рабочие не только обслуживали тракт, но и вели большое подсобное хозяйство: кроме карьера имелся кирпичный завод, держали крупнорогатый скот, выращивали картофель, овощи и другие культуры. В те годы заложили сад, насадили дубы и начали строительство жилья на берегу речушки, где росло много черемушника. Так новое место стали называть Черемшанка.
Татьяна Иосифовна, младшая сестра Тамары Иосифовны, родилась в 1947 году в Черемшанке, а сейчас живет в Манжероке. Училась она уже в другом помещении. Это была однокомнатная изба, сохранившаяся до сих пор. Первой учительницей Татьяны Иосифовны была Полина Николаевна Теплякова, которая также вела все четыре класса. После ребята обучались в Майминской школе №1 и жили в интернате. Чуйковы к тому времени переехали в отдельный домик в Черемшанке. Вскоре школу в поселке закрыли, потому что детей стало меньше: после смерти Сталина стали разъезжаться немцы и литовцы. Так постепенно 113-й километр как поселение самоликвидировался. Но я хорошо помню, что пассажиры автобуса порой просили водителя остановиться именно там. Летом в этом месте была организована лодочная переправа через Катунь, а зимой прокладывалась пешеходная тропа: раньше на другом берегу реки были населенные пункты, которые тоже уже исчезли. А теперь в районе Соузгинского питомника появился новый мост.
Родители Татьяны Иосифовны – Иосиф Григорьевич, 1899 года рождения, и Арина Егоровна – бывшие работники ДРСУ, они уехали из Черемшанки в Манжерок в 1974 году. По словам Татьяны Иосифовны, в Черемшанке не сохранился домик, где они жили. Осталось только строение бывшей школы и магазина сельпо, в нем раньше размещался клуб, где один раз в неделю показывали кино. Из старожилов в Черемшанке проживает только Мария Михайловна Логинова (в девичестве Фефелова), ей уже около семидесяти лет. Таким образом, населенный пункт «113-й километр» появился, возможно, с началом строительства Чуйского тракта в 1922 – 1925 гг.,  а Черемшанка – в 1945 году.

Известковый
Занимаясь краеведческой работой, я много раз встречался со старожилами Манжерока и из их воспоминаний знаю, что известь выжигали в окрестностях нашего села еще до установления Советской власти. В годы коллективизации этим ремеслом стали заниматься уже артелями. Тогда и появилось селение, но сначала это была небольшая заимка (стоянка).
Окончилась Великая Отечественная война, и по возвращении домой встретились два земляка – сержант Кирилл Крылосов и ефрейтор Григорий Филимонов. Оба призывались вместе в 232-ю стрелковую сибирскую дивизию, но по ходу боевых действий оказались в разных подразделениях. Шел конец декабря, градусник показывал минус сорок, когда они на исходе короткого дня, в сумерках, уже ни на что не надеясь, забрались в кузов попутного грузовика…
Григорий Филимонов вернулся работать в ДРСУ, откуда уходил на фронт. В Манжероке родилась у него старшая дочь Нина, моя одногодка. Вторая дочь Катя появилась на свет уже в Известковом  7 ноября 1950 года, куда пригласил друга Кирилл Крылосов, работавший там мастером. Екатерина Григорьевна лишь одна из пятерых детей Филимоновых проживает в Манжероке. По ее рассказам, сюда из Известкового семья родителей уехала в 1963 году. Я много общался с Григорием Федоровичем (11 марта 1922 – 30 декабря 2015 гг.) и из его воспоминаний узнал, что кроме основной работы он вечерами играл сельчанам на гармошке, за что ему и доплачивали полставки.
Со старшей дочерью Кирилла Харламовича Крылосова мы вместе заканчивали восьмилетку (сейчас Елизавета Кирилловна, по мужу Бородина, живет в Платово Советского района). В семье Крылосовых, как и у Филимоновых, выросли пятеро детей. Последний раз я встречался с ветераном в мае 2004 года, когда он жил уже в Горно-Алтайске. Однажды в Барнауле в случайном разговоре с дальним родственником Иваном Петровичем Востриковым, бывшим взрывником, я узнал, что с Кириллом Харламовичем они были в дружеских отношениях. Иван Петрович всегда останавливался на ночлег у Крылосовых, когда приезжал выполнять взрывные работы в Известковом.
Более десяти лет до ухода на заслуженный отдых работал завхозом в Манжерокской средней школе Николай Федорович Болотов (1936 года рождения). Он рассказывал, что перед уходом на службу в армию подвозил на лошадях камни для выжига извести. В конце марта 1955 года, когда он ехал из-за Катуни, последняя лошадь провалилась и ушла под лед вместе с гружеными санями. Очень испугался парень, но мастер Кирилл Харламович успокоил его: «Не бойся, не посадят, спишем кобылу».
Я хорошо помню, что в начале 60-х годов прошлого столетия мастером в Известковом работал участник войны Н.В. Байдак, построивший себе дом на окраине Манжерока. С его дочерью Раей мы учились вместе в шестом классе. В те годы в Известковом стоял засыпной клуб, и мой двоюродный брат Ф.А. Огнев дважды в неделю приезжал туда на мотоцикле с кинопередвижкой и показывал рабочим фильмы. Иногда он брал с собой меня. В годы перестройки многие жители этого селения выжигали известь в частном порядке и продавали ее, но со временем потребность в ней исчезла, и теперь это ремесло ушло в историю. Сейчас в Известковом живут лишь потомки из двух семей-старожилов – Булатовы и Рыжковы.

.................................................
Николай Воробьев, Манжерок