Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:



С возвращением, доктор!

С возвращением, доктор! С возвращением, доктор! С возвращением, доктор!

17 ноября 2023 05:11

Количество просмотров: 4784

– Николай Павлович, как и когда Вы приняли решение отправиться в командировку? – Узнал о наборе желающих оказывать медицинскую помощь. Просто решил использовать свой опыт работы. Таких, как я, много. Информация поступила от коллег в марте, тогда сразу и принял решение ехать, первая командировка – март-апрель текущего года. – Сейчас какой раз ездили? – Второй. – Сколько Вам лет? Семья? Какой у Вас медицинский стаж? – Мне 63 года, женат, трое детей. Медицинскую деятельность начал в 1988 году, с 2011 года работаю здесь. – Когда поехали в первый раз, проходили какую-то подготовку? – Нет. – Чем конкретно занимались? – В течение пяти дней работал с гражданским населением в городе Алчевске. Здесь довелось пообщаться со многими людьми, почти в каждой семье есть погибшие: и молодые, и дети двух-трех лет. Потом меня забрали в Луганск, где моими пациентами уже были бойцы. Работал с местными медиками, военными врачами. Помогали друг другу: где-то они мне, где-то я им, так и учились. – Многих удалось спасти? – Много, много… – Доводилось лечить пленных ВСУ? – Нет. – Ваши впечатления от первой командировки? – Если сравнивать происходящее там и нашу здешнюю жизнь – это ад и рай. Люди, которые не находились в горячих точках, не понимают многого. Чтобы осознать по-настоящему, нужно оказаться на месте, увидеть все эти страдания своими глазами. – А в этот раз куда выезжали? – Меня вызвали срочно: коллега из Ставрополя заболела. Вечером позвонили, спросили: «Все, готов?» Я ответил, что готов, согласовал с руководством и выехал. – Сколько длилась командировка? – Я уехал четвертого октября, а вернулся десятого ноября. – Работали с гражданским населением? – Да. – А в каких условиях оказывали помощь? – Нас поселили в больнице, выделили палаты, мы там жили и работали. – С какими трудностями пришлось столкнуться? – Там трудностей не чувствуешь. Работаешь да и все. – То есть выполняешь свою привычную работу? – Да. – Сколько человек приняли за этот период? – Я не считал. Но было очень много. – Дети? – Я работал только со взрослыми. – Как там сейчас с медикаментами? – У нас здесь отлаженная система, а там приходится как-то по-другому решать проблемы: в настоящее время еще не создана полная схема работы, только начинают внедряться соответствующие программы. Пациенты почти все лекарственные препараты покупают сами. Буквально все – за деньги. – Услуги терапевта тоже платными были? – Наша бригада оказывала помощь безвозмездно. Люди, конечно, были удивлены – население не привыкло к такому. Клинически мы не можем все обследования провести, созванивались с Бердянском (город на Азовском море). К примеру, когда выявили рак легкого у пациента, связывались с ростовским онкоцентром, чтобы ему оказали помощь. Наличие полиса предполагает бесплатную медицинскую помощь. При его отсутствии, если нужна неотложная, то она оказывается, а с плановым обследованием уже сложнее. – Как обстоят дела с медперсоналом? – Часть медиков покинула эти территории; хирург у них был, но погиб на рабочем месте, остальные разъехались. Я работал в больнице города Каменка-Днепровская, недалеко от Энергодара. Был случай, когда в ночное время потребовалось проведение срочной операции, вызывали оттуда анестезиолога. Это был специалист лет 50-60, инвалид, но он выполнял свою работу, кому-то нужно это делать. Травматологов тоже нет. – Там по-прежнему обстрелы? – Где-то неподалеку всегда находятся наши солдаты, медицинские точки под их защитой. Ребята стараются отражать атаки, погибшие есть, конечно, – население живет под прессингом. Но там более или менее стабильная обстановка, работают наши системы ПВО, используются квадрокоптеры. – Встречали коллег из нашей республики или Алтайского края? – На контрольно-пропускном пункте «Чонгар» видели группу медиков из девяти человек, которая направлялась в Херсонскую область, а мы тогда следовали в Запорожскую. Из наших мест не доводилось никого встречать. – Откуда врачи вашей бригады? – Из Воронежа, Астрахани, Пскова, Москвы. – Какой был самый сложный случай? В кабинете стало тихо, даже голоса в коридоре смолкли, слышался только шум работающего компьютера. После некоторого молчания доктор ответил: – Там все сложно, многое по-другому, каждый раз приходится решать новые задачи. Действуешь по ситуации. – Изменились ли Ваши представления о жизни после командировки? – Чувство ответственности возросло. – И в жизни, и в работе? – Нельзя отделять одно от другого. – Планируете еще поехать туда? – Если мне позвонят – поеду. Как известно, для медиков готовность прийти на помощь – привычное дело, тем более когда поступает срочный сигнал. Но бывает так, что отклик на чью-то беду – это не только шаг навстречу нелегким испытаниям, но и вызов, брошенный суровой реальности. Администрация Каменско-Днепровской горбольницы благодарна Николаю Плахотину и другим специалистам за оказание высококвалифицированной медицинской помощи местному населению. Многие на чужбине вспоминают врача, коллеги считают, что важность его поступка трудно переоценить, а для родных, близких – большая радость, что он вернулся живым и невредимым. .................................................. Алена Еремина