Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:



Перечеркнутая молодость

23 сентября 2022 05:09

Количество просмотров: 97

У этого места есть свое лицо, заглянуть в которое можно, только посетив его. Ни одна фото- и видеосъемка не передадут переживаний обитательниц колонии-поселения. Портрет ИК-1 ОФСИН России по Республике Алтай – это судьбы более чем пятнадцати женщин, отбывающих здесь наказание за совершенные ими преступления.
Мы поговорили с одной из осужденных. Наша собеседница Мария (имя изменено) много лет живет по одному и тому же распорядку дня, на одной и той же строго ограниченной территории и общается с одними и теми же людьми, будь то сотрудники исправительного учреждения или сестры по несчастью. Общим для них стало преступление, на которое они пошли из-за незнания, нежелания брать на себя ответственность или же сознательно.

Долгий срок
Маше 30 лет, осуждена в 2016 году по ст. 228.1 УК РФ – незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств – к  12 годам лишения свободы. Училась в первой городской школе, потом в РКЛ, поступила в Горно-Алтайский государственный университет. Казалось бы, ничто не предвещало беды. Но волею судьбы она впервые оказалась за решеткой.
Мария говорит, что в детстве они с подругой мечтали стать ветеринарами. Кстати, внешне она полностью соответствует представлениям об образцовом специалисте, помогающем животным: улыбчивая и внимательная. Но мечта девушки так не сбылась.
– Иностранный язык – любимый предмет, поэтому поступила в ГАГУ. Вышла замуж по большой любви, с будущим мужем встречались еще со школы. Он после учебы поступил в Барнаул. Не сразу поняла, что супруг продает наркотики, поскольку мы жили отдельно. Работать он не хотел, но всегда был при деньгах. Как-то во время каникул муж закурил при мне, вот тогда я и поняла, откуда средства. Так получилось, что нас посадили за незаконный сбыт и распространение запрещенных веществ.
За решеткой Мария провела уже семь лет. В прошлом году ее перевели из Шипуновской женской колонии Алтайского края. Дисциплинарных нарушений не имеет, к работе относится ответственно, нареканий нет. Пять раз поощрена в виде благодарностей за добросовестное отношение к труду и примерное поведение.
– Родные помогают и морально, и материально, – рассказывает девушка. – Связь с близкими родственниками поддерживаю по телефону, они приезжают каждую неделю. Мой срок – большой стресс для них. Во время звонков они стараются мне не показывать свою тревогу. Но я знаю, что вся эта ситуация для них очень тяжелая. Мне жаль родных. Я чувствую перед ними вину.
В колонии-поселении работаю в молочном цехе, до этого в Алтайском крае получила специальность машиниста-кочегара. С утра обработка рук, потом готовим рабочее место, затем приемка молока, разлив в пастеризатор, сепарирование. И снова промывка оборудования.

«…здесь стараешься много не думать»
До конца отбывания срока Маше осталось еще пять лет. Поэтому свое будущее за забором исправительной колонии девушка пока представляет себе смутно.
– Будущее? Не знаю. Пока рано об этом думать. Конечно, хочется и детей, и семью, и дом. Встать на ноги и адаптироваться к социуму. А еще хочется понять, как изменилась жизнь на воле, пока я была здесь. Но в первую очередь окончить учебу, получить диплом. Вряд ли меня уже возьмут преподавать. Я с 15 лет работала у знакомой на турбазе: сначала горничной, потом кухработницей. Думаю, она мне не откажет и возьмет на работу. Все те, кто хотят поддерживать связь со мной, передают через маму приветы и письма. Хотя из всех знакомых осталась только та подруга,                         с которой мечтали стать ветеринарами.
О чем думает 30-летняя Мария, когда остается наедине со своими мыслями, ей говорить тяжело:
– Если совсем честно, здесь стараешься много не думать. Скорее берешь книгу, погружаешься в нее и проживаешь жизнь где-то там. Я в прошлом году восстановила статус студента, закрыла экзаменационные и зачетные долги, сейчас уже пятикурсница. Все мысли заняты учебой, как и где найти информацию, сделать контрольные работы. На занятия меня сопровождает начальник отряда, проверяет через каждую пару. Преподаватели в курсе, поэтому поддерживают, помогают мне.
Девушка уверяет, что о совершенном преступлении очень жалеет:
– Это была самая большая ошибка в моей жизни. В колонии я пересмотрела все ценности. Надеюсь, что таких глупостей больше совершать не буду. Здесь я все переосмыслила, начала видеть мир другими глазами. То, что раньше имело для меня большое значение, теперь не так важно. Поняла, что деньги, квартиры, автомобили – все это ничего не стоит. Можно жить просто, но зато рядом с родными. Вот что самое главное.

.................................................
Асем Камитова