Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 649100, Республика Алтай, Майминский район, с. Майма, ул. Березовая роща, 13, кв. 59
  • 8 (388 44) 21-0-60
  • selchankamaima@mail.ru

Женские мечты о счастье

Женские мечты о счастье Женские мечты о счастье Женские мечты о счастье Женские мечты о счастье Женские мечты о счастье Женские мечты о счастье Женские мечты о счастье Женские мечты о счастье

5 ноября 2021 11:11

Количество просмотров: 28

Из истории
Пьеса Александра Галина была написана в 1982 году, спектакль по ней был впервые поставлен в МДТ в 1987 году – в самом начале перестройки, когда впервые стало возможно открыто говорить об асоциальных слоях общества. Сюжет простой: Москва-80 готовится встретить                   участников и гостей Олимпийских игр, а заодно продемонстрировать всему миру превосходство советского образа жизни и силу идей коммунизма, для чего из столицы на пресловутый 101-й километр в приказном порядке вывозятся бомжи, проститутки, нищие, алкоголики и прочие «отбросы» самого гуманного общества в мире. Так в грязном бараке оказались жрицы любви Лора и Клара, пьяница Анна и растерявшаяся еще совсем девочка Мария. А вместе с ними, на том же пространстве, – пожарница, сумасшедший физик и молодой милиционер. Что между ними общего? Каждый из них в момент отчаяния расскажет о своей судьбе. Здесь, практически «на дне», они проявят и неподдельное великодушие, и настоящую жестокость. И обретут слабую надежду на возможную лучшую жизнь.
Спектакль до сих пор входит в репертуар многих театров. Одно время считалось, что «Звезды на утреннем небе» так долго живут на сцене не в последнюю очередь за счет сенсационности темы, но это не так. Сменились времена, ушла злободневность, и проступила «жизненная основа». В любую эпоху самое главное в людях не меняется.

Необычная премьера
Неуютное ветхое жилище, желтый свет висящей на шнуре простецкой «лампочки Ильича». Дощатые стены, шаткие казенные койки, разномастные одеяла. Посреди убожества – жеманная девица в красном плащике, которая брезгливо осматривается и говорит, что вообще-то хотела вместе с подругой снять летний домик. На это сопровождающая ее тетка с ухватками отрядной дневальной хрипло похахатывает и сообщает, что домик-то как раз летний: «Батареи сняли, зимой тут жить нельзя!»
Я приспосабливаю в мозгу информацию, которую сообщает о себе нимфа в красном: тут все и сразу – экзотическое имя (барышню зовут Лоран), профессорская семья с аристократическими корнями, дача в Судаке, мама-циркачка, растерзанная тигрицей, папа с немыслимым именем Флориан, бросившийся со скалы от ужасного известия, коварная родня, отжавшая профессорские хоромы, – словом, классика мыльной оперы.
Тем временем из-под койки выкатывается еще один колоритный персонаж – растрепанная особа непонятного возраста. Анна – видавшая виды, запутавшаяся в жизни и находящая утешение в бутылке («А счастье у меня теперь одно, крепленое…»). Но с самого первого появления понятно, что человек она очень добрый, искренний, с трогательным желанием помочь и каким-то детским простодушным чувством юмора. Конечно, Аннушка не луч света в темном царстве, но она совершенно точно теплый солнечный зайчик в этом мрачном щелястом бараке.
Образы, созданные актрисами, абсолютно узнаваемы, хотя в жуткой бабе в калошах и неряшливой бомжеватой пьянчужке Александру Суховеркову и Ирину Карпову признавать как-то непривычно. И так беззащитна героиня Алены Шумейко, пытающаяся изобразить «девушку из высшего общества»…
А еще предстоит встреча с колоритной красоткой Кларой (Анастасия Концевая), которая заставит и смеяться, и возмущаться, и ненавидеть, и с трогательной Марией (Маргарита Гринь).
Сама история – печальная, горькая в постановках многих других театров, – на сцене нашего не выглядит «дном», не производит тягостного впечатления. И это необычно. А еще непривычно то, что за действием на сцене зрители наблюдают… со сцены же.
– И это не выпендреж, а режиссерский ход, – объясняет постановщик Виталий Валентинович Перчик. – Если бы мы показывали нашу историю так, как обычно, что видел бы зритель за стеной барака, в дверном проеме? Темный «задник» сцены. А мне хотелось, чтобы там было пространство, свобода, большой мир, в котором возможны счастье, исполнение мечты, лучшее время и лучшая жизнь.
– Наш театр уже не первый раз ставит пьесу советского времени, у которой довольно непростая судьба. Чем Вас привлекли «Звезды на утреннем небе», и трудно ли было работать молодым актерам, ведь они дети совсем другой эпохи?
– Меня меньше всего волновали «советские реалии», если вы об этом. Мы их вообще убрали, потому что главное – драматургия, характеры! Кстати, возьмите розовских «Сталеваров», уберите из них штрихи, отсылающие к советскому времени, – и это будет наша сегодняшняя история. Или арбузовский «Город на заре», который был написан в тридцатые, – его играли в семидесятых, и он прекрасно воспринимался зрителем! Потому что хорошая история – она и про нас тоже. Мы, актеры, на сцене играем всегда «про сейчас», про нас сегодняшних. Вы замечали, что классику, того же Достоевского, можно играть без исторических костюмов? Или Горького? Своим актерам я говорил, что мы ставим спектакль о трудной женской судьбе. Мы создавали этакий «женский колхоз», где, притираясь друг к другу, находя общее и отталкивая чуждое, они будто друг друга очищают… Это у меня такое ощущение, и я надеюсь, что зритель со мной согласится. Все наши барышни по-разному мечтают о счастье, представляют его по-своему, не знают, как его достичь, но в финале все же, я думаю, мы привели их к «общему знаменателю».
– А в чем оно, их счастье?
– В детях. Я так думаю. Недаром в финале звучит «Гори, моя звезда», которую поет детский голос.
А ведь действительно! И хотя о ребенке – сыне, оставленном где-то в общежитии у знакомых, – прямо говорит только Мария, так или иначе «детская тема» звучит практически у каждой героини.
Как активно включается в решение проблем Маши Аннушка! Пусть у нее нет своего ребенка, вполне можно допустить, что она мечтает о семье – хотя бы с дочкой или сыном, пусть и без мужа. Разве это важно – наличие супруга, если есть ребенок – смысл и оправдание жизни?
Лора, неожиданно для себя влюбившаяся в физика Александра, на наших глазах из «цветка душистых прерий», как ее насмешливо называет Валька-пожарница, превращается в обычную молодую женщину, которой так же, как всем, хочется уютного дома, семейного тепла в кругу любимых детей и супруга. И неважно, что Александр – пациент расположенного неподалеку желтого дома. А кто из нас нормален, если разбираться?
Постоянно сконцентрирована на взрослом сыне и его службе Валентина, хозяйка барака. Кстати, в пьесе этого нет, но в спектакле нашего театра режиссер ввел в биографию этой героини штрих – она из бывших сиделиц… Тогда становится понятной ее истерическая обеспокоенность служебными делами сына: для нее, бывшей зэчки, карьера сына в полиции – мерило жизненного успеха! Не ее личного, ей самой почти ничего не нужно, все мечты – только о счастье и удаче сына Павла… И уже не кажется такой необоснованной ее неприязнь к Марии – в ней, девице легкого поведения, Валентина видит помеху не только личному счастью своего мальчика, но и угрозу его профессиональному благополучию.
– Похоже, о счастье материнства не думает только Клара?
– Но тем не менее есть надежда, что в этой компании и она изменится! Ведь недаром где-то в этой комнате находятся ее вещи – это дает надежду, что она никуда отсюда не денется… Все же я уверен, что они все-таки придут к счастью. Мир огромный, в нем есть место всем, нельзя терять надежду.

В эпоху любых философий
Говорят, что после юбилейного спектакля в Малом драматическом театре Санкт-Петербурга Александр Галин вздохнул: «Боюсь, моя пьеса еще долго не потеряет своей актуальности».
В «Звездах на утреннем небе» нет «стремительной вечности», той, что у Чехова или Горького, нет и хотя бы одного сильного и значимого персонажа – обычные люди в обычной обстановке. Просто это жизнь в «нижнем слое», дно, но не горьковское, а простое и узнаваемое, какое можно наблюдать почти на каждом углу в нашей огромной стране…
Обычные люди.
А какие они?
Валентина, этакая баба-конь («я и лошадь, я и бык…»), женщина сурового нрава и жестких правил, все в доме делает сама и никому забаловаться не дает, взрослого сына держит в кулаке. Можно понять ее и так. Но присмотритесь к ней, почувствуйте это в игре актрисы – решительный характер, настойчивость, вера и трудолюбие – разве не эти качества главные в русских женщинах?
Анна, опустившаяся побродяжка, никого, кроме себя, не винит в своем неустройстве. Несмотря на ужас и грязь сохранила в душе доброту, которую обычно и называют истинно христианской: с легкостью поделится с любым и своим куском пирога, и заветной бутылкой, чтобы спасти надежду на союз Марии с Павлом, идет предлагаться пьяной компании.
Лоран, приехавшая якобы на «отдых» и ждущая в бараке свою подругу Клару, видится то интеллигентной девушкой из столицы, то торговкой с рынка, и зритель бесконечно задает себе вопрос – а какая она настоящая? Вероятно, она и сама этого не понимает, и только влюбленность дает уверенность, что не все потеряно для молодой женщины Ларисы, хоть и бросает о ней Клара злобно: «Да ее каждый куст на побережье помнит!»
Мария. Ее история одна из самых интересных линий и в пьесе, и в спектакле – живая и абсолютно современная горькая и поучительная история о том, как люди могут калечить  друг друга. Девочка хрупкая и нежная, которая хочет казаться бывалой и решительной. К таким, как она, очень подходит расхожее: «Не я такая, мир такой!» За агрессивной маской, постоянной готовностью обороняться – внутренняя нераскрытая женственность, чувственность, покорность, желание любить и быть любимой. Она, как кошечка, выброшенная на улицу, которой пришлось защищаться и царапаться, чтобы не сделали больно.
Знакомясь друг с другом, общаясь, защищаясь, такие разные (и такие обычные, узнаваемые!) героини открывают в себе то неповторимое, что есть в каждом из нас, что пробивается сквозь все маски и притворство. Просто потому, что по большому счету нам неважно, какой строй на дворе. В любую эпоху человеку нужен человек, совсем немного сочувствия, доброе слово, ласковый взгляд, понимание и прощение.
А еще обязательно – немного надежды! В финале спектакля за декорациями, в огромном пустом пространстве слегка рассеивается мрак, и загорающаяся вполсилы огромная люстра над зрительным залом выглядит, как созвездие в небе. Там, за пределами барака, в предрассветном сумраке существует большой мир, где возможно все, если только приложить старания и волю. Туда, в большой мир, герои и уходят после спектакля.

..................................................
Александра Семенова